Ройзман Леонид Исаакович

04.01.1916 – 26.03.1989
  • Россия
  • СССР
С его именем связан небывалый расцвет органного искусства в СССР второй половины ХХ века.
Его творческая деятельность чрезвычайно многообразна и охватывает самые разные сферы музыкального искусства. Прежде всего, он великолепный исполнитель, чья игра на органе вызывала необыкновенный восторг и огромное внимание слушателей как на родине, так и за рубежом. Во-вторых, он внес гигантский вклад в строительство новых и реставрацию уже действующих органов в нашей стране, для чего создал и возглавил в 1958 году Постоянную комиссию по органостроению, преобразованную позже в Совет при Минкульте СССР. Благодаря этой организации в Советском Союзе за послевоенные годы было установлено около 50-ти концертных органов — и не только во многих столицах союзных республик, но и в десятках других городов страны, в том числе на Урале, в Сибири и Средней Азии, где их раньше никогда не было. Для того, чтобы играть на них, требовалось большое количество высокопрофессиональных исполнителей, которыми стали его многочисленные ученики, воспитанные им в Московской консерватории, где он проработал почти полвека — с 1942 года до самой смерти. Среди них такие известные органисты, как Гуреева, Янченко, Паршин, Майкапар, Фисейский, Шишханова, Семенов и другие, составившие настоящую «ройзмановскую» школу органной игры и достойно представляющие ее по сей день. Кроме того, он воспитал целый ряд видных представителей национальных республик, которые создали там свои собственные исполнительские школы. Это Абдуллин (Татарстан), Дигрис (Латвия), Мгалоблишвили (Грузия), Тебенихин (Казахстан).
Помимо педагогики, Ройзман всю жизнь вел большую научно-исследовательскую работу, начало которой положила его кандидатская диссертация «Некоторые вопросы органного исполнительства», написанная в 1946 году по окончании аспирантуры под руководством знаменитого профессора Гедике. За ней последовали многие другие, в том числе и главный труд всей его жизни, охватывающий события нескольких веков, от глубокой древности до нашего времени, над которым он работал почти 30 лет — «Орган в истории русской музыкальной культуры». Столь капитального и масштабного исследования, связанного с органной музыкой, отечественное музыкознание еще не знало. За него автор был удостоен ученой степени доктор искусствоведения. Впрочем, этим его научно-критическая деятельность не исчерпывается. Им также опубликованы десятки статей в периодических изданиях, посвященные широкому кругу вопросов — от проблем обучения начинающих исполнителей до особенностей исполнения музыки тех или иных эпох. Подвижническая деятельность Ройзмана вдохновила многих современных ему композиторов — Кикту, Буцко, Мансуряна, Баркаускаса и других — на создание новых сочинений для органа. Результатом этого процесса стал выпуск двухтомной антологии «Советская органная музыка».
Исполнительское искусство Ройзмана было зафиксировано фирмой «Мелодия» на пластинках, выходивших на протяжении 60-80-х годов прошлого века. Туда вошли десятки произведений разных эпох, от Баха и его предшественников до сочинений Бриттена, Онеггера, Хиндемита, Шостаковича. Эти записи демонстрируют высочайшее мастерство исполнителя, его виртуозное владение органными тембрами и регистрами, масштабность и выразительность игры в сочетании с удивительным благородством и строгостью интерпретации. Особенно следует отметить трактовку мастером органа как сугубо светского концертного инструмента, без какой–либо его привязки к церковно- литургическому обиходу, даже когда он исполняет музыку Баха. Именно в таком, философско-драматическом ключе воспринимается ройзмановская запись знаменитой баховской Хоральной прелюдии фа минор, звучащая в кинофильме Тарковского «Солярис».
Музыкант стал героем еще двух документальных кинолент, посвященных его исполнительскому искусству — «Серебряные трубы» и «Органное многоголосие». Он также входил в состав международной редакционной коллегии, готовившей к изданию в Германии Новое собрание сочинений Баха, но смерть оборвала эту почетную и труднейшую работу. Ройзман умер за 2 года до распада СССР в возрасте 73 лет и похоронен на московском Новодевичьем кладбище рядом со своими родителями, украинскими революционерами еврейского происхождения, боровшимися с царским режимом на стороне большевиков. В память о Леониде Исааковиче в Ярославле, где его стараниями был в 1974 году установлен орган немецкой фирмы «Зауэр», проводится органный фестиваль, который носит имя Ройзмана.
Текст — Анатолий Лысенков.