Свешников Александр Васильевич

11.09.1890 – 03.01.1980
Он стоял у истоков советской хоровой музыки, связав ее с традициями русского народного и профессионального пения, основал десятки вокальных коллективов, воспитал плеяду учеников.
За свои почти 90 лет он сделал столько, что хватило бы на несколько жизней — создал целый ряд замечательных хоров, ставших гордостью отечественной музыки; основал легендарную «Хоровушку» — училище, носящее ныне его имя; сделал множество считающихся эталонными обработок и переложений русских песен; более четверти века возглавлял Московскую консерваторию — больше, чем кто-либо другой; подготовил сотни учеников, многие из которых известны всему музыкальному миру. И это не считая огромной общественно-политической работы в различных государственных и культурных учреждениях. При этом он обладал непререкаемым художественным авторитетом, который многие называли авторитаризмом. Внешне строгий и подтянутый, он производил впечатление сухого, замкнутого в себе «человека в футляре», но за пультом мгновенно преображался, раскрывая самые человечные струны своей души, способной на тончайшие, глубокие проявления чувства, вплоть до едва сдерживаемых слез. Это хорошо видно на записях его репетиций и выступлений на сцене.
Свешников родом из старинной подмосковной Коломны, столичной ровесницы, расположенной на слиянии рек Оки и Москвы. Он с детства дышал здесь воздухом, пропитанным народным крестьянским пением, сам пел в местной церкви. Вырваться из этой провинциальной глубинки удалось после революции 1905 года, когда в Москве на волне всеобщего подъема открылась так называемая Народная консерватория — для всех желающих. Учеба на самом дешевом, хоровом отделении здесь стоила всего 3 рубля в год (тогда как на сольном — целых 20!), и именно туда, к знаменитому профессору Яворскому, поступает 16-летний юноша. Но даже минимальная цена ему не по силам, и он все равно вынужден подрабатывать, понимая, что игра стоит свеч. Вслед за «Нарконсой» следует Филармоническое училище, ныне ГИТИС, где тоже преподает консерваторская профессура, включая самого Танеева. Так что к 1917 году молодой музыкант уже имеет отличные навыки, прекрасную подготовку и работает со многими рабочими хорами, в том числе в депо «Москва-Сортировочная». На талантливого хормейстера обращает внимание глава Наркомпроса Луначарский и посылает его в Полтавскую губернию на культурное перевоспитание беспризорников, где также действовала трудовая коммуна Антона Макаренко.
Вернувшись через 2 года в столицу уже в статусе первоклассного регента, Свешников руководит церковными и любительскими хорами, возглавляет музчасть в 1-й студии МХАТ во главе с Михаилом Чеховым, а в 1928 году приглашается на радио для создания там вокального ансамбля — сейчас это знаменитые «Мастера хорового пения» нашего РГМЦ. Вскоре он создает Государственный хор СССР, носящий теперь его имя, а уже во время войны — Московское хоровое училище, тоже названное потом в честь своего основателя, откуда вышли дирижеры Минин и Юрлов, композиторы Флярковский и Щедрин, певец Корчак, и другие. Тогда же он начинает преподавать в Московской консерватории, а с 1948 по 1975 год является ее ректором. Среди его учеников — известные российские хормейстеры Тевлин, Куликов, Калинин, а также Виктор Попов, преобразовавший свешниковское училище в Хоровую академию. Их наставник удостоен высоких званий народного артиста СССР, Героя Соцтруда, награжден орденами Ленина, Красного Знамени и Государственными премиями. В его родной Коломне в честь него названа детская хоровая школа, а по протекающей здесь Оке с 1981 года курсирует теплоход, носящий имя дирижера. Сам он похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве рядом с могилами Свиридова, Кабалевского, Блантера и других композиторов, произведениями которых он неоднократно дирижировал.
Текст — Анатолий Лысенков.