Никиш Артур

12.10.1855 – 23.01.1922
  • Венгрия
Он соединил дирижерские традиции XIX и ХХ веков, передав их от своих великих учителей эпохи романтизма нынешним поколениям музыкантов. 12 октября исполняется 165 лет со дня рождения выдающегося венгерского дирижера и педагога Артура Никиша.
Все дирижеры позапрошлого столетия — Ганс фон Бюлов, Карл Рихтер и другие — обучались этому искусству исключительно на практике, во время подготовки и исполнения оперных и симфонических произведений. Вместе с ними, конечно же, в этой работе принимали участие и сами авторы — Лист, Вагнер, Берлиоз, Чайковский, Малер, которые тоже нередко дирижировали своими творениями. Таким же дирижером-самоучкой, как все они, был, по сути, и Артур Никиш, начинавший обычным оркестровым скрипачом- капельмейстером. Но именно он довел дирижирование до высочайших вершин, сделав его отдельной самостоятельной музыкальной дисциплиной. Именно с него и во время расцвета его деятельности — то есть с конца XIX века — дирижированию начинают учить специально. Да и сам он отдал дань преподаванию, воспитав несколько ярких учеников, в том числе и из России. Впрочем, гораздо больше у него творческих последователей, которые, собственно, и составляют современную дирижерскую школу в широком смысле этого понятия и куда входят, так или иначе, практически все крупные дирижеры прошедшего столетия.
Артур Никиш родился в небольшом провинциальном Лебеньсентмиклоше, что означает «город Святого Николая», в типичной для Австро-Венгерской империи интернациональной семье — отец чех, мать мадьярка, и с детства проявил исключительные музыкальные способности. Так, уже в 7 лет он по памяти за­пи­сывает нотами увер­тю­ру к опе­ре Рос­си­ни «Виль­гельм Телль», которую услышал в театре, а в 11 поступает в Венскую консерваторию, которую заканчивает по классам скрипки, фортепиано и композиции. Взяв за основу первую из этих специальностей, он несколько лет работает скрипачом в оркестре Придворной капеллы Вены, где часто играет под управлением таких знаменитостей, как Брамс, Лист, Вагнер, Верди. По их примеру юноша вскоре сам поступает дирижёром в Лейпцигский оперный театр, и с этого момента начинается его блестящая дирижёрская карьера длиною в 44 года, причем поделенная строго поровну между текущим и следующим столетиями. Уже всего через несколько лет Никиш получает признание как один из ведущих дирижеров не только на родине, но и за ее пределами. Под его управлением в Лейпциге с успехом проходит премьера 7-й симфонии Брукнера, а затем он с успехом исполняет в Петербурге 5-ю симфонию Чайковского, перед этим неудачно исполненную самим автором. Его приглашают возглавить Бостонский симфонический оркестр, что считается очень престижным. Недаром там же, за океаном, в это время гастролируют такие европейские звезды, как Дворжак и тот же Чайковский. Но маэстро тянет назад, в Европу, и он возвращается сначала в Венгрию, где становится директором Будапештской оперы, а еще через 2 года встает во главе Лейпцигского Гевандхауза, Берлинского и Гамбургского филармонических оркестров, одновременно оставаясь на этих постах до конца жизни.
Его слава растет с каждым днем. Он гастролирует по всему миру, вплоть до Южной Америки, часто бывает в России, где знакомится со многими музыкантами Москвы и Петербурга, сотрудничает с различными европейскими оркестрами и театрами. Так, в 1912 году маэстро отправляется с Лондонским симфоническим оркестром в турне по США и лишь чудом не садится на «Титаник», на который уже были куплены билеты — судьба сохраняет ему еще 10 лет жизни и карьеры. Помимо дирижирования Никиш начинает преподавать в Лейпцигской консерватории, где у него учатся румын Джордже Джорд­же­ску, англичанин Альберт Ко­утс, чех Вацлав Талих, россияне Константин Сараджев и Александр Хессин. Но еще больше тех, кто считает себя его идейными приверженцами — это Сергей Кусевицкий, Пьер Монтё, Эрнест Ансерме, Вильгельм Фуртвенглер, возглавивший после его смерти оркестры в Лейпциге и Берлине, и многие другие. С него же начинается и мощная национальная школа венгерских дирижеров, представленная Джорджем Селлом, Юджином Орманди, Георгом Шолти. Перед 1-й мировой войной он первым в мире записывает на грампластинку целую симфонию — 5-ю Бетховена. О нем пишут газеты и журналы, художники рисуют его портреты, один из которых принадлежит Леониду Пастернаку, а Владимир Маяковский посвятил маэстро такие строки — «Что же вам в концертном гвалте? Вы ж не Никиш, а бухгалтер». Правда, эти стихи были написаны уже после смерти дирижера, который умер в возрасте 66 лет в Лейпциге городе, с которым он был связан большую часть жизни, и похоронен на Южном кладбище этого города.
Текст — Анатолий Лысенков.