Соколов Григорий Липманович

род. 18.04.1950
  • Россия
  • СССР
Он внезапно заявил о себе в середине 60-х годов прошлого века, победив на III московском конкурсе имени Чайковского, и вошел в замечательную когорту так называемых «шестидесятников» — молодых советских актеров, режиссеров, поэтов, писателей, художников и музыкантов, вписавших новую ярчайшую страницу в историю отечественного искусства. Всем им, при огромной разнице между ними, присущи, в первую очередь, честность, бескомпромиссность и принципиальность как в отношениях с властью, так и с публикой, стремление сказать людям правду о себе и своем времени, отстаивание собственной творческой индивидуальности и своего места в окружающей жизни. Одним из самых молодых представителей этого направления и является российский пианист Григорий Липманович Соколов, которого многие считают лучшим современным исполнителем на этом инструменте.
В 1966 году он стал самым молодым в истории победителем конкурса Чайковского, будучи всего лишь 16-летним учеником 9 класса ленинградской специальной музыкальной школы. И до сих пор повторить столь ранний успех не удалось больше никому, хотя с того времени прошло уже более полувека. Впрочем, это далеко не единственный его феномен. Соколов и сегодня остается одной из самых закрытых и таинственных фигур в музыкальном мире, о которой известно не так много. Музыкант с необычным отчеством, указывающим на его еврейские корни, уже в 7 лет поступает в спецшколу при Ленинградской консерватории к замечательному педагогу Лии Зелихман, которая и помогла ему раскрыть его огромный талант. Затем, уже после московского триумфа, он поступает в консерваторию к ее мужу, профессору Хальфину, что обеспечило преемственность развития пианиста. Поэтому к окончанию учебы Григорий — уже вполне сложившийся исполнитель, со своим неповторимым подходом к музыке. Его игре присуща удивительная непосредственность, свежесть, естественность высказывания, открывающая перед слушателем подлинную суть композиторского замысла. Даже самые известные, хрестоматийные произведения Баха, Бетховена, Моцарта, Шопена, Шумана и других авторов он подает так, как будто вы слышите их впервые.
Другая особенность творчества Соколова — необычайная отточенность, продуманность, отшлифованность его собственных программ. Как правило, он меняет их нечасто, где-то раз в полгода или год, но зато постоянно их совершенствует, находя в них все новые и новые краски. По этой же причине он теперь отказывается играть с оркестрами, хотя раньше постоянно прибегал к их услугам. Ведь заставить огромный симфонический коллектив в сотню человек думать и дышать в одном ключе с солистом — задача поистине труднейшая, справиться с которой по силам далеко не всем, даже великим дирижерам. То же самое относится и к его аудиозаписям. Ему скучно записываться на студии, со множеством дублей, остановок, перебивок… Поэтому он включает в свои пластинки преимущественно живые, концертные выступления. И таких принципиальных моментов, которых он придерживается чрезвычайно строго, на самом деле еще больше, и они связаны не только с собственно исполнительской деятельностью, но и с другими сторонами его артистической жизни. Например, пианист, удостоенный многих престижных наград, отказался от одной из них лишь потому, что ее вручили также скандально известному музыкальному критику Лейбрехту, чьи взгляды на искусство он категорически не разделяет. Этим бескорыстным и принципиальным шагом Соколов напоминает своего великого земляка и тезку Григория Перельмана, доказавшего теорему Пуанкаре и отказавшемуся от награды за нее в размере миллиона долларов.
В начале 90-х, то есть в конце перестройки, Соколов покидает родной Петербург и поселяется в итальянской Вероне, городе шекспировских героев Ромео и Джульетты, где проживает по сей день и продолжает активную карьеру, давая около 80 концертов в год и выступая практически через 3-4 дня.
Москву же музыкант игнорирует давно и принципиально, помятуя о прохладном приеме, оказанном ему столичной публикой в том далеком 1966 году, когда почти никто не верил в его успех.
Текст — Анатолий Лысенков.