Писарев Андрей Александрович

род. 06.11.1962

Пианист Андрей Писарев — неподражаемый толкователь музыки Моцарта

Умозрительные рассуждения о том, что такое русская фортепианная школа, приобретают конкретный смысл, когда слушаешь игру Андрея Писарева. Окончив Московскую консерваторию в середине 80- х, пианист не колесит по заграничным стажировкам и модным мастер-классам. Он впервые приезжает в Зальцбург в 29 лет и сенсационно выигрывает Конкурс имени Моцарта. Тогда искушённая австрийская публика и узнала о существовании города Ростов-на-Дону, где родился уникальный толкователь музыки великого Вольфганга Амадея.
В послужном списке пианиста ещё два успешных конкурса — в Претории (1993) и Больцано (1992), где «его» Моцарт снова поражает целомудренной красотой и хрупкостью звука. Вольфганг Амадей не любит насилия— чуть поддашь звука и мелодия рассыпается на осколки. Более цельного артиста, не мешающего слушать музыку, пожалуй, трудно найти.
Но есть еще один композитор, который занимает в творчестве пианиста большое место. С ним у Писарева — своя история. В 1983 году он побеждает на Конкурсе имени Рахманинова в Москве. А через 10 лет начинает регулярно выступать на новгородчине — родине великого классика, В один из приездов артист знакомится с правнучкой Сергея Васильевича, проживающей в Коста-Рике. По приглашению дамы отправляется в далёкую страну на гастроли, и в доме своей новой поклонницы играет на рояле, клавиш которого касались пальцы самого Рахманинова.
Инструмент расстроен, Писарев смущён. Экзотический тур он быстро забывает — в Москве его жду ученики, ведь Андрей Александрович — декан фортепианного факультета консерватории. Профессор Писарев работает в классе, где ранее в течение 30 лет вёл занятия легендарный Григорий Гинзбург. Музыкальная река времени течет в правильном направлении, пока за роялем мы видим утончённый профиль и благородную седину коротко подстриженных волос Андрея Писарева. У него по-прежнему стройная «мальчишеская» фигура, тонкие и длинные пальцы, как у Листа… Говорят, что сейчас исполнительская манера Писарева такая же, как и 30 лет назад. А зачем что-то менять, если в том же Зальцбурге до сих пор помнят русского, который когда-то сумел удивить самую искушенную в мире публику.