Китаенко Дмитрий Георгиевич

род. 18.08.1940
Дмитрий Китаенко: хранитель традиций классического дирижирования
За более чем полувековую карьеру Китаенко пропустил через себя, своё сердце и руки огромное количество произведений как русских, так и зарубежных композиторов.
Великолепный советский и российский дирижёр Дмитрий Китаенко родился 18 августа 1940 года. В почтенном возрасте музыкант не растерял природной статности, галантности, аристократической степенности и «буржуазной» интеллигентности. Может быть, поэтому на Западе с восхищением отзываются о мощном исполнительском даровании маэстро, а на родине Дмитрий Георгиевич так и не стал номером один в своей профессии.
На Первом конкурсе дирижёров Герберта фон Караяна в Западном Берлине Китаенко завоёвывает вторую премию. Безусловный успех 29-летнего молодого человека принято считать началом становления его как музыкальной личности. Но истоки таланта дирижёра обнаруживаются ещё в раннем детстве — родители отдают маленького Дмитрия в хор мальчиков Ленинградской капеллы, благо она находилась рядом с домом.
Вместе с прославленным коллективом юный хорист Китаенко участвует в совместных концертах с оркестром Ленинградской филармонии под управлением Евгения Мравинского. Живое общение с гениальным исполнителем перекрывает все самые лучшие музыкальные образовательные программы. Китаенко вспоминает во многих интервью, что он никогда по большому счёту не мечтал быть солистом — пианистом или скрипачом, — хотя занимался на обоих инструментах. Для него быть один на один с собой не так интересно, как общаться с оркестрантами и предлагать им своё видение партитуры, искать новые краски, нюансы, смысловые акценты.
За более чем полувековую карьеру Китаенко пропустил через себя, своё сердце и руки огромное количество произведений как русских, так и зарубежных композиторов. Такая всеядность отчасти продиктована внешними обстоятельствами, которые маэстро принял без сожаления.
На Западе, куда Китаенко стал регулярно выезжать на гастроли после убедительного выступления всё на том же Конкурсе Караяна, оркестры просили его исполнять русский репертуар — Чайковского, Прокофьева, Скрябина и, конечно же, Рахманинова. Иностранцам он виделся аутентичным носителем культуры нашей страны. В СССР в тоже самое время публика предпочитала в филармонических программах слушать творения зарубежных авторов— венских классиков, Шуберта, Шумана…
Творчески обработав общественный заказ, Китаенко в начале 80-х после долгого перерыва исполнил в Советском Союзе удивительное по красоте и ансамблевой стройности сочинение Пуччини консерваторского образца — Messa di Gloria. Участниками фееричного исполнения стали Академический симфонический оркестр Московской филармонии, один из лучших певческих коллективов того времени Академический Хор Латвийской ССР и замечательное трио солистов: бас Александр Ведерников, баритон Сергей Лейферкус, тенор Константин Лисовский. Божественное прочтение партитуры выдаёт в Китаенко специалиста, знающего хор изнутри, понимающего как разные тембральные оттенки человеческого голоса выстраиваются в стройный аккорд, живой, пульсирующий, подчиняющий себе зачастую целый симфонический оркестр.
Странное дело, но безупречная работа «легла» на пластинку лишь восемь лет спустя после записи — на конверте релиза фирмы «Мелодия» крупно выведено запретное для страны с развитым социализмом слово MESSA. Может быть, уникальная плёнка залежалась в загашниках из-за невежества тогдашних чиновников от культуры, не знающих, что сочинение итальянского композитора не относится к классическим образцам духовных песнопений, а многие его фрагменты автор позже без угрызения совести использовал в своих чудесных операх.
Непонимание — верный путь к разобщённости, перечёркивающей желание творить настоящее искусство. Китаенко изменяет своей толерантности, когда говорит о падении уровня подготовки молодых современных дирижёров, маэстро сетует на то, что дирижирование перестаёт быть уникальной профессией: за пульт встают «вчерашние» пианисты, скрипачи, вокалисты… Педагогическая работа мастера тоже разочаровала: как можно заниматься с учеником, «плавающем» в нотном тексте.
Покинув СССР в начале 90-х годов и обосновавшись в Швейцарии, Китаенко, снискавший за рубежом сполна залуженной славы и почёта, может позволить себе быть сибаритом и щедро делиться оценками положения дел в музыкальной индустрии. Маэстро прекрасно осознаёт, что его доказательная база — это внушительный послужной список в качестве руководителя известнейших коллективов: оркестра Московской филармонии, Симфонического оркестра радио Франкфурта, оркестра филармонии Бергена и Симфонического оркестра KBS в Сеуле. Китаенко отмечает, что сотрудничество с Кёльнским оркестром «Гюрцених» стало для него самым счастливым период творческой деятельности: контакты шли не столько на уровне «фирменного» жеста маэстро — чёткого и лаконичного — сколько на уровне интуиции.
Дмитрий Китаенко удостоен множества наград: в 1984 году он стал народным артистом СССР, а через тридцать с небольшим лет ему вручили Международную музыкальную премию ICMA-2015 «За выдающиеся достижения».